• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Полевая экспедиция НУЛ СОН - 2018: как это было.

Лаборатория «Социология образования и науки» провела 10-ую полевую экспедицию для студентов. Для СЛОНа студенческие экспедиции - своего рода традиция, которая начинает свою историю с поездки в Сосново (Ленинградская область) в 2006 году. Тогда для Вышки это был уникальный опыт, а на сегодняшний день – стандартная и самая популярная форма научной работы в разных кампусах и на разных факультетах. В нашем университете реализуется программа “Открываем Россию заново”, которая на конкурсной основе финансирует такие экспедиции в разные регионы России. В этом году Фондом образовательных инноваций было поддержано 68 заявок.

Полевая экспедиция НУЛ СОН – 2018: подготовка и основные идеи

Социологическое лето, организованное НУЛ СОН, в этом году отличалось от предыдущих: мы вышли на новый уровень продуктивности. Во-первых, регион поездки – Калужская область, был выбран не случайно. Совместно с проектом “Учитель для России”, НУЛ СОН уже в течение двух лет проводит исследование школ по всей Калужской области, в ходе которого было опрошено 27 000 подростков. Собранные данные были тщательно обработаны. Мы проанализировали ключевые факторы, которые могут быть связаны с благоприятным школьным климатом, а также измерили уровень школьной дифференциации (между учебными заведениями и внутри них). Чтобы найти объяснение полученным статистическим результатам, а самое главное, обогатить их эмпирическим контекстом, мы отправились в Калужскую область брать интервью. Такая поездка дала возможность вживую познакомиться со школами, которые вошли в базу данных, поговорить с подростками, которые учатся в этих школах, и их родителями.

Во-вторых, поездке в этом году предшествовала солидная подготовка. На семинарах, будучи еще в Петербурге, студенты разобрали большой блок теории, посвященной буллингу, школьной сегрегации и изучению онлайн-активности школьников, включая социальные сети и онлайн-игры. Вооруженные этим знанием, студенты разрабатывали путеводители для интервью. Также они подробно проанализировали и нанесли на карту показатели социально-экономического развития региона (см. фото), тщательно изучили возможные маршруты между городками и поселками Калужской области.

Общими усилиями был определен наиболее интересный для изучения и доступный в отношении транспортной сети Дзержинский район. Социологический отряд расположился рядом с районным центром, городом Кондрово, в маленькой деревушке Горки, где студенты и команда исследователей НУЛ СОН разместились в очаровательных домиках. Кстати, в этом году в экспедиции приняли участие не только студенты с младших курсов, но и старшекурсники, и даже выпускники, что вылилось в весьма взаимовыгодное и продуктивное сотрудничество.

Полевая жизнь

Каждое утро, естественно, начиналось с плотного завтрака, где после овсянки со сгущенным молоком ребята разбивались на пары (каждый день - разные, это правило!) и получали задания на текущий день. Кстати говоря, за завтрак обед и ужин отвечала пара дежурных, которые сменялись ежедневно. Таким везунчикам нужно было успеть совместить полевую кухню - найти и опросить респондентов, а также накормить остальных голодных полевиков. К счастью, все с заданием справлялись, и даже с успехом - каждая пара дежурных придумывала новые способы порадовать коллег вкусной едой.

После завтрака все отправлялись в поле, пешком, на автобусе, на электричке, на авто - все для того, чтобы найти желанных информантов и поговорить с ними на интересующие темы. После обеда поиски готовых побеседовать с начинающими учеными продолжались. На вечернем собрании, после ужина, все собирались за большим столом и по очереди рассказывали о важных полевых находках, соединяли фрагменты информации, заполняли карту города, планировали выходы на следующий день. После обсуждений все садились за дневники, чтобы надежно зафиксировать все интервью, которые случились за день.

Включая день приезда и отъезда, студенты и исследователи из НУЛ СОН провели в экспедиции 14 дней. За это время команда социологов успела обойти и объездить 16 населенных пунктов и 22 школы, провести более 200 бесед с подростками, их родителями, работниками школ и просто местными жителями.

Сбор данных

Все населенные пункты и школы, которые представляли интерес для исследования, можно разделить на две группы. Во-первых, были отобраны поселения с значительной межшкольной или внутришкольной сегрегацией и другими показателями. Такие городки и поселки прорабатывались детально: вначале студенты картировали местность, разговаривали с местными жителями, чтобы познакомиться с обстановкой, проблемами, пространственной организацией поселения. Затем ребята разговаривали с учениками из школ, которые находятся на территории изучаемого поселения, а также их родителями. Тем временем старшие коллеги проводили интервью с директорами, завучами, классными руководителями.

Вторую группу изучаемых кейсов составили школы, идентичные по социально-экономическому статусу родителей, но различающиеся по показателям школьного климата, в частности, буллингу (так называют ситуации травли, одностороннего проявления агрессии). В такие школы были организованы короткие однодневные поездки, а главным фокусом стал поиск ответа на вопрос: “Почему здесь все по-другому?”.

Путеводитель интервью, который был подкорректирован после первых полевых выходов, был посвящен трем основным темам: буллинг, школьная дифференциация и активность подростков в социальных сетях и онлайн-играх. Первая часть поездки была целиком посвящена сбору интервью, поиску информации о нужных школах и населенных пунктах, а ближе к завершению экспедиции студенты разбились на три группы и во главе со старшими наставниками из Лаборатории перешли к аналитике собранного материала. На основе первичного анализа по каждому из направлений, реализованных в экспедиции, уже сейчас можно сделать несколько важных выводов.

Полевые находки

Межшкольная сегрегация встречается редко, так как в небольшом населенном пункте, как правило, всего одна школа, а ближайшая альтернатива находится на достаточно удаленном расстоянии, куда ребенок не сможет дойти пешком, транспортное сообщение нестабильно, а возможность отвезти его на автомобиле есть не у каждой семьи. В такой ситуации родители не могут делать выбор - ученики из семей с разным достатком и уровнем образования учатся в одной школе. В связи с этим возникает внутришкольная дифференциация, когда появляются объективные или субъективные различия между классами в параллели, заметные как учителям, так и подросткам.  

Эти различия могут выражаться в успеваемости, количестве ребят из соседних деревень и детдомовских в А и Б классах, возможности у семей покупать новую одежду и смартфоны последних версий. Однако встречаются и более сложные основания для внутришкольной дифференциации. Яркий пример - когда в параллели есть кадетский класс. Кадеты имеют особый статус по сравнению с «обычным» классом - они носят «дорогую» форму, должны соответствовать требованиям дисциплины и успеваемости, чтобы не потерять «звание». Самое главное, на наш взгляд, создание кадетского класса формирует ядро активных родителей, которые внимательно относятся к школьной жизни ребят и активно участвуют в организации мероприятия и экскурсионных поездок.

Вторая часть находок нашей экспедиции, касается  изучения школьного климата и буллинга. Прежде всего, важно, что часть учителей знают о многих ситуациях проявления агрессии в школе, готовы об этом говорить и предпринимать меры для улучшения школьной среды - например, обсуждение необходимости штатного школьного психолога. К сожалению, маленькие школы не могут позволить себе нанимать специалистов. Администрация и педагогический состав стараются справляться своими силами, обсуждая на педсоветах показатели школьного климата на основании внутришкольных отчетов НУЛ СОН, активно вовлекают родителей в жизнь школы.  Интересно, что мы нашли две противоположные стратегии взаимодействия учителей и учеников в ситуациях нарушения школьной дисциплины. Учителя могут разговаривать с ребятами индивидуально, а могут устраивать показательные «разборы полетов» - перед всем классом, или перед всей школой. Вопрос о том, что из этого позволяет справиться с проблемой эффективнее, а что провоцирует новые нарушения.

Ситуации буллинга обсуждались и в интервью с подростками. Было обнаружено, что агрессоры, наблюдатели и жертвы по-разному рассказывают о случаях нападок и агрессии, но четко обозначают границы, когда шутка перестает быть смешной и становится обидной. Причины пересечение этой границы агрессоры и жертвы объясняют по-разному, так же как и по-разному распределяют ответственность за ситуации буллинга. Мы заметили, что, говоря на тему социальной агрессии в своей школе, ребята с большей охотой рассказывали не о текущих инцидентах, а о произошедших какое-то время назад. Это натолкнуло нас на мысль о том, что мы можем более тонко заточить наш опросный инструментарий, задавая в том числе ретроспективные вопросы.

Вовлеченность подростков в социальные сети и онлайн-игры - это совсем свежая тема, поэтому пока удалось подобраться только к фактологическим находкам. Большую популярность в маленьких поселениях имеют ВКонтакте и Инстаграм, тогда как Твиттер и Телеграм почти не используются, а в Фейсбуке ребята регистрируются, чтобы привязать аккаунт в онлайн-играх. Во Вконтакте практически у каждого класса есть свой чат, иногда это две параллельных “беседы” - одна с классным руководителем, там можно обсуждать домашнее задание и школьные дела, а вторая - только для учеников. Чаты “без взрослых” иногда становятся площадками для кибербуллинга, где подростки оскорбляют или систематически травят кого-то, присылают неприятные фото или “мемы”.

Поведение школьников в сети пытаются контролировать родители и учителя. Первые могут просто заставлять детей показывать личные переписки, а учителям приходится поступать более изощренно - например, некоторые создают фейковые страницы и добавляются в группы и чаты учеников, чтобы узнать о том, что от педагогов обычно скрывают. Фейковыми страницами как инструментом защиты личного пространства пользуются и подростки, чтобы скрывать от родителей или друзей, к примеру, необычные музыкальные вкусы.

В практиках онлайн-игр подростков были найдены гендерные различия. Мальчики играют, как внутри своей школьной компании, так и с незнакомыми людьми по сети, иногда совместные игры переходят в дружбу за пределами игр. Среди девочек такие практики нам почти не встречались. Девочки рассказывали, что пользуются играми типа time killers на мобильных устройствах, тогда как мальчики - о своих предпочтениях компьютерных версий игр вроде Counter Strike. В маленьких городках и поселках также мы встретили любителей киберспорта - ребята следят за онлайн-трансляциями турниров, устраивают небольшие соревнования, а кто-то даже мечтает о карьере киберспортсмена, но подчеркивают, что это почти недостижимо.

Судя по первым находкам и количеству материала, который удалось собрать в ходе экспедиции в этом сезоне, полевое лето стало очень продуктивным для исследователей, а также крайне успешным опытом для студентов, которые приняли участие в поездке. Экспедиция - это такой формат работы, которая соединяет образовательную и исследовательскую деятельность, учит применять теорию на эмпирическом материале прямо здесь и сейчас, позволяет ощутить вкус “настоящей социологии” в разных ее оттенках. Команда исследователей и студенты привезли с собой из Калужской области солидный материал для изучения, новые опыты и яркие впечатления. Благодарим Вышку за возможность таких поездок и с нетерпением ждем следующего полевого сезона

 

Отзывы студентов об экспедиции можно прочитать в материале по ссылке:

https://slon.hse.ru/news/221909762.html