• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Тик-ток, аниме, профессии будущего: о чем разговаривать с детьми-мигрантами в городском лагере?

Этим летом сложно было предугадать, где придется провести отпуск. И состоится ли отпуск вообще. Какие учебные и внеучебные мероприятия произойдут, а что отложится на неопределенный срок или отменится вовсе.
Каждый создавал себе лето как мог. Например, стажерка Лаборатории Аделина Ахмедова провела две недели августа в городском летнем лагере, который устраивали "Дети Петербурга".
В интервью Аделина поделилась, как прошел ее первый опыт волонтерства, а также первый опыт преподавания русского языка как иностранного. Все ли удалось? Что понравилось больше всего? Какие страхи воплотились в жизни? Читайте ниже.

"Дети Петербурга" - некоммерческая организация, где мигрантам помогают интегрироваться в принимающее сообщество. Детей-мигрантов учат русскому языку и поддерживают в других предметах, родителям помогают устроить ребенка в школу.

1. Почему ты решила стать волонтером? У тебя уже был такой опыт?

В июле я поняла, что скоро уеду из Питера надолго. Да, теперь я учусь на магистерской программе “Доказательное развитие образования” в Московском кампусе Вышки. Поэтому летом решила взять максимум из пребывания в Петербурге. Например, соприкоснуться с локальными организациями, которые ценю и уважаю, и на которые не хватало времени во время учебы. Среди прочего — откликнулась на призыв “Детей Петербурга” стать волонтером в городском лагере.
Волонтерского опыта до этого толком никакого не было. Но тем интереснее!

2. Почему именно “Дети Петербурга”?

В 2019-2020 году СЛОН провел серию экспертных интервью с сотрудниками школ и некоммерческих организаций, которые работают с детьми-мигрантами. Среди экспертов были и работники АНО «Дети Петербурга» (сокащенно — “ДП”). Материалы легли в основу отчета для Красного Креста. Я читала эти интервью, и еще на третьем курсе решила, что если будет возможность чего-нибудь полезного для “ДП” сделать — я обязательно сделаю.

3. Как ты туда попала? Был ли какой-то отбор или собеседование?

С тех времен я была подписана на группу ВК, старалась лайкать в ленте каждый пост. В августе увидела новость о наборе волонтеров на смену летнего лагеря. Подумала, что две недели — это как раз тот срок, на который я готова. В долговременное сотрудничество вступать было бессмысленно — знала, что в сентябре уеду из города. К тому же, был риск, что преподавать русский — не моя тема. А тут как раз возможность попробовать.

Первичный отбор происходил при помощи гугл-формы. В качестве опыта указала проекты Лаборатории — интервью со старшеклассниками, учителями и родителями в полиэтнических школах, интервью с подростками в колледже на сенситивные темы, курсовую работу и диплом. Этот опыт не был связан с преподаванием, но, кажется, выставлял меня человечком, который способен находить общий язык и с иноэтничными детьми, и с подростками вообще. И, наверное, дал понимание, что я включена в контекст. Хотя мне, конечно, остаётся только гадать, из-за чего конкретно меня взяли :)

Преподавательский опыт ограничивался годом работы на курсах подготовки к ЕГЭ. У меня в группе было 6 одиннадцатиклассников, но я прозанималась с ними почти весь учебный год. Может, это тоже сыграло роль.

Мне довольно скоро ответили, состоялась короткая переписка ВК, пара уточнений. Потом позвонила вожатая-волонтерка, отправила учебники, рассказала, что я буду работать с группой детей постарше, у которых уже есть какие-то знания языка. И что на второй неделе, вероятно, я буду устраивать не столько занятия русским, сколько дискуссионные клубы. То есть просто разговаривать с детьми о разном.

Фото из группы ВК «Дети Петербурга»
4. Какие впечатления от работы? Что было самым сложным? Что понравилось больше всего?
Сложно было почти все. Я пропустила первый день-знакомство и пришла только во второй. Из-за этого сложилось ощущение, что все всех знают, а я как бы лишняя, отчужденная, еще и новичок в этом деле. Думаю, многим знакомо это состояние, когда стоишь где-то на периферии происходящего, ничего не понимаешь. Но делаешь вид, что все понимаешь, и что тебе комфортно, что ты контролируешь обстоятельства. А ты ничего не контролируешь. Стоишь и ждешь, когда уже найдется для тебя место. Или предпринимаешь волевой акт пойти искать это место самостоятельно, но все равно же не понимаешь, что тут к чему, тыкаешься. Волонтерки-наставницы были часто заняты, надо было соображать по ходу. Думаю, это нормально для такого формата работы, к тому же кратковременного. Понятно, почему у них было много дел и забот. Но на базовые вопросы мне, конечно, ответили, посвятили в суть дела.

Справедливости ради надо сказать, что так было только в первый мой день. В последующие дни я приходила с большей уверенностью и лучше ориентировалась в хаосе из детей, других волонтерок, стульев, распечаток из учебников и цветных ручек.

Обучать русскому оказалось тоже не так просто, как я ожидала. На первой неделе я занималась с детьми, которые знали русский не так хорошо. Одна из девочек с трудом говорила — то ли потому что стеснялась, то ли потому что действительно не умела. В русской школе она никогда не училась. Другой мальчик хорошо говорил и неплохо меня понимал, но мог допустить элементарную ошибку в написании глагола. Или со второй попытки интуитивно почувствовать, что вставлять правильно, но это все равно значило, что язык он знает не на высоком уровне.

Фото из группы ВК «Дети Петербурга»

 К тому же выяснилось, что какую-то часть правил я не помню. Когда используешь язык каждый день, не задумываешься о том, как именно ты это делаешь. А тут на первой неделе надо было рассказывать о склонениях, о разнице между глаголами “носить” и “нести”, о том, что такое воск и что значит слово “остров”. Но, кажется, я довольно быстро нашла контакт с большей частью группы. У меня занималось от двух до пяти человек, и когда их было больше двух, ко мне подключали еще одну волонтерку, более опытную. Я равнялась на ее объяснения, ну и придумывала свои педагогические штучки. Мне виделось, что нужно формировать какие-то ассоциации, нежели просто ссылаться на правила. Не знаю, насколько эффективно в итоге вышло. Но с ребятами я поладила. В последний день поняла, что буду по ним скучать.

На второй неделе, как мне и обещали, я чаще проводила дискуссионный клуб. Мы говорили о профессиях будущего, обсуждали аниме и тик-ток. Да, я пыталась развивать те темы, в которых они точно что-то смыслят. Было тяжеловато, не всегда дети понимали, что я от них хочу. В такие моменты мы просто разговаривали о разном, они сами предлагали темы или я расспрашивала их о том, как их дела, что они рисуют и прочем.

Еще поделюсь смешным, хоть мне и стыдно в таком признаваться. Как это часто бывает, с первого раза я не запомнила все имена. Тем более при условии, что дети не очень внятно и не очень громко представляются, а их шесть-семь человек. Так что иногда, чтобы задать вопрос какому-то из детей, мне приходилось дождаться, когда он или она на меня посмотрит. В остальное время я не могла вдруг завладеть вниманием, если кто-то отвлекся — потому что не могла к ним обратиться. Зато это мотивировало меня делать обсуждение еще более интересным, чтобы детям точно было что сказать, чтобы они сами вовлекались. На второй день я записала себе все имена, и эта проблема ушла :)

В общем, отвечая на вопрос, что понравилось больше всего — конечно, сами дети. Работать с детьми — это всегда про фидбэк, про эмоции, которыми дети делятся, если их как-то правильно вовлечь. Это всегда забавно и весело. Как я уже говорила, мне было грустно оставлять учеников в мой последний день.

Все фото взяты из группы ВК «Дети Петербурга»