• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Интервью с Ксенией Тенишевой о сессии Европейской Социологической Ассоциации

Ксения Тенишева вернулась с ежегодной сессии Европейской Социологической Ассоциации, посвященной социологии образования.

 Ксения Тенишева, магистр НИУ ВШЭ и младший научный сотрудник НУЛ “Социология образования инауки”, в середине сентября вернулась с ежегодной сессии Европейской Социологической Ассоциации, посвященной социологии образования, которая на этот раз состоялась в Генте (Бельгия) с 13 по 14 сентября 2012. В этом интервью она поделилась впечатлениями от поездки и общения с иностранными коллегами, которые занимаются исследованиями в сфере, близкой научным интересам НУЛ СОН.

- Ксения, ты только что вернулась с конференции, расскажи, что это было за мероприятие?

Исследователи уделяют большое внимание проблемам включения в образовательный процесс представителей разных групп населения – этнических меньшинств, детей с проблемами здоровья, детей из «проблемных» семей – на протяжении десятилетий. В этом году в Генте прошла конференция, посвященная именно этим вопросам. Она называлась «Diversity in Education: Issues of Equity and Social Cohesion» и являлась  промежуточной (mid-term) встречей участников образовательной сети Европейской Социологической Ассоциации.

- Что значит «промежуточная» встреча? 

Основная конференция ЕСА проходит раз в два года, и она является местом встречи более чем двадцати тематических сетей – от социологии образования или экономики до исследований эмоций. А каждый второй год, когда большая конференция «отдыхает», представители отдельных сетей по своему желанию организуют собственные конференции, которые получили название «промежуточных». Так, в московской Вышке в этом году проходит промежуточная встреча сети экономсоциологов (), ее организует Вадим Радаев. 

- Какие впечатления у тебя остались от конференции? 

Это уже не первая международная конференция, в которой я принимаю участие, и она заметно отличалась по формату от мероприятий, на которых я побывала в прошлом году. Это была встреча довольно узкого круга специалистов, всего присутствовало около тридцати докладчиков, многих из них я уже знала по прошлогодним конференциям в Женеве и Берлине. Но, конечно, тон мероприятию задавала его организатор, наша давняя знакомая профессор Миеке Ван Хаутте, которая посещала с лекцией наш университет два года назад. Тогда мы с ней впервые обсуждали вопросы школьного климата, теперь мы с ней продолжаем общение, встречаясь на мероприятиях подобных этому.

Среди организаторов также были многие ученики Ван Хаутте, первое знакомство с которыми для меня приходится на прошлогоднюю конференцию в Женеве, куда я ездила вместе с Даниилом Александровичем Александровым, позже мы пересекались с аспирантами Ван Хаутте в Берлине, на Европейской конференции образовательных исследований. Было приятно снова их всех видеть на конференции в Генте.

- Откуда были участники конференции?

В основном, из Европы, ни из Америки, ни тем более из Австралии не было никого на этот раз. Польша, Эстония, Германия, Великобритания, Португалия, Испания и Бельгия, конечно, очень много бельгийцев.

- О чем было твое выступление?

Мой доклад был посвящен роли статуса этнического меньшинства в образовательных достижениях. За время моей работы в Лаборатории я выяснила, что этническая принадлежность не может трактоваться однозначно. С одной стороны, что довольно логично, у таких школьников ниже культурный капитал семьи, например, меньше книг дома, по разным причинам. С другой стороны, эти же дети оказываются более мотивированными, чем представители большинства. Но невозможно точно сказать, как это влияет на их успеваемость: низкий капитал понижает успеваемость, высокая мотивация ее повышает. В своем докладе я подробно разбирала эту двойственность.

Очень близок моей работе и темам лаборатории оказался доклад Симона Боона, ученика Ван Хаутте. Симон рассказывал о том, как устроен трекинг после окончания начальной школы в Бельгии. Дело в том, что бельгийская система образования схожа с немецкой, т.е. существует жесткое разделение после начальной школы: есть трек для тех, кто хочет получить конкретную профессию, а есть для тех, кто хочет получить высшее образование. Соответственно, его интересовало, как происходит этот выбор.

- И в каком классе заканчивают начальную школу в Бельгии?

В шестом, в Германии уже после четвертого. У нас же школьники должны определиться только после девятого. Что меня очень поразило, Симон основывает свое исследование на тех же теориях, что и мы - это теория избегания рисков Дж. Голдторпа,  концепция образовательных притязаний и ожиданий, примененная когда-то У.Сьюэллом, и теория Г.Марша, которая касается эффекта «большой рыбки в маленьком пруду». И то, к чему он пришел в итоге, тоже очень близко к нашим результатам. Расскажу еще о двух наиболее интересных, на мой взгляд, докладах конференции. Наш коллега из Португалии Жоао Себастьяо рассказывал, от чего зависит поведение, связанное с насилием, так называемая “анти-школьная культура”. Жоао рассматривал разные стратегии школ, благодаря которым они справляются с такими непростыми детьми, уменьшают количество случаев насилия и т.п. Исследование профессор провел на данных шести школ: Лиссабона и его пригородов.

И это исследование тоже очень близко к тому, что изучаем мы, потому что эти стратегии касаются трекинга опять же. Школы могут создавать некоторую конкуренцию на входе в школу, когда проблемных детей низшего класса просто не берут в первый класс. Есть и другие варианты: можно разделять детей на потоки (А и Б классы для хороших детей, В – для проблемных), можно выгонять, это конечно грубо сказано, но подталкивать таких проблемных детей к мысли о том, что им надо сменить школу, выбрать другой трек, например, учиться на какую-то профессию уже.

Затем, важное для нас исследование было посвящено картированию. Это было необычно. Frederik Van der Gucht смотрел, как изменяется пропорция учащихся, начиная с 1978 года, которые выбывали из школ, не получив сертификат, и построил карту для всех регионов. Бельгия разделена на две большие части: это Фландрия и Валлония; есть еще Брюссель, столица, что находится посередине, он не принадлежит ни к одной, ни к другой части, каждый из этих двух регионов еще разделен на маленькие провинции. Исследователь учитывал влияние исторических факторов. Так, французская Валлония исторически всегда была более образованной, но в какой-то момент политика изменилась, и там стало больше учащихся, которые выбывали. И все графически изображено на карте.

- Это сильные различия?

Да, различия между ними всегда были сильными, не только в сфере образования. Они соперничают, говорят на разных языках: Фландрия - на голландском, а Валлония - на французском; только в Брюсселе говорят на двух языках. Главная проблема этого исследования - не учтена мобильности учащихся, скорее всего, многие ученики стали со временем ездить в тот же Брюссель, ведь сейчас люди намного свободнее в выборе, где им получать образование - всю Бельгию можно проехать за три часа.

Но это следующий шаг в его исследовании, он планирует учитывать отток людей, получающих образование в Брюсселе, это работа на докторскую степень.

- Как ты думаешь, участие в данной конференции поможет тебе в будущем?

В первую очередь, как бы просто это не звучало, подобные конференции - отличный повод завести новых знакомых, найти людей, которые занимаются тем же самым, найти проекты, где возможна совместная работа. И Гент был для меня возможностью поддержать и развить отношения, установленные раньше.

Но были и новые знакомства, например, одна исследовательница из Италии является редактором итальянского журнала, посвященного исследованиям образования. У них есть специальный выпуск, посвященный мультинационализму. Она могла бы помочь с публикацией в своем журнале, ей можно присылать статьи на ревью. 

Кроме того, Миеке Ван Хаутте, узнав, насколько похожи наши с Симоном Бооне исследования, также предложила подготовить совместную публикацию, посвященную соотношению притязаний и ожиданий школьников при выборе следующей образовательной ступени в России и в Бельгии. Я надеюсь, получится интересная работа!

- Мы тоже на это надеемся. Спасибо за интервью!