• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Круглый стол «Адаптация иноэтничных детей в российских школах»

24 марта в рамках Петербургского образовательного форума Лаборатория социологии образования и науки провела Круглый стол по теме "Адаптация иноэтничных детей в российских школах". Были приглашены учителя, завучи, директора и социальные педагоги из школ Санкт-Петербурга, а так же исследователи школьного образования из Москвы, Санкт-Петербурга, Ульяновска и Екатеринбурга. Всего было около 25 школьных работников и 15-20 социологов и студентов.

24 марта в рамках Петербургского образовательного форумаЛаборатория социологии образования и науки провела Круглый стол по теме "Адаптация иноэтничных детей в российских школах". Были приглашены учителя, завучи, директора и социальные педагоги из школ Санкт-Петербурга, а так же исследователи школьного образования из Москвы, Санкт-Петербурга, Ульяновска и Екатеринбурга. Всего было около 25 школьных работников и 15-20 социологов и студентов.

На первой части Круглого стола были представлены результаты исследований в школах Санкт-Петербурга, Екатернибурга, Ульяновска и Краснодара. С докладами выступили Омельченко Е.Л., зав. кафедрой социологии СПбФ ГУ-ВШЭ и директор НИЦ «Регион»; Александров Д.А., заместитель директора СПбФ ГУ-ВШЭ и заведующий НУЛ СОН, и Прямикова Е.В., доцент кафедры социологии УрГПУ, Екатеринбург.

Д. Александров рассказал о результатах исследовательского проекта по адаптации детей иноэтничных мигрантов в школах Санкт-Петербурга. Как оказалось, дети из семей иноэтничных мигрантов в среднем учатся не хуже, чем их одноклассники. Еще более интересно то, что они проявляют бóльшее уважение к школе и бóльшую заинтересованность в учебе. Особое внимание в проекте было уделено изучению дружеских связей в классах. Русские дети показали себя «этнически нейтральными», то есть при выборе общения этническая принадлежность не имеет для них значения. Важно подчеркнуть, что этот вывод сделан не на основе опроса о предпочтениях, а на анализе реальных дружеских отношений в классах. Это говорит о том, что в школьной детской среде нет ксенофобских настроений: пока взрослые не актуализируют для них этническую раздробленность окружающего мира, дети ее не замечают. Для иноэтничных детей ситуация обратная, они всегда знают о своей позиции и стремятся делать дружеский выбор в пользу таких же как они.

Е. Омельченко рассказала о результатах исследования в школах трех городов: Ульяновска, Санкт-Петербурга и Краснодара. Докладчик перечислила факторы, которые могут оказывать влияние на формирование более или менее толерантного климата в школах в отношении иноэтничных детей и способствовать их скорейшей адаптации. В частности, важную роль могут играть факторы «школьной культуры», гендерной идентичности ребенка, социально-экономический статус его семьи. Внешние данные одноклассника или статусные вещи, которыми он располагает (от наличия карманных денег до собственной машины) оказываются более важными признаками, чем иноэтничность, и помогают завоевать расположение сверстников. Молодежные субкультуры и новые способы презентации себя также расширяют выбор адаптивных стратегий иноэтничными детьми. В частности, виртуальные Интернет-сообщества оказываются сферой для накопления реального социального капитала. Но и реальные сообщества продолжают сохранять свой потенциал. И, безусловно, влияние оказывают уровень компетентности сообщества в целом, а также уровень ксенофобских настроений. Так, например, как неоднократно отметила Е. Омельченко, в Санкт-Петербурге уровень таких настроений значительно выше, чем в Ульяновске. Это, по мнению исследователей НИЦ «Регион», обусловлено сильной самоидентификацией жителей Петербурга как особой группы в первом случае, и сильными традициями мультикультурализма в Ульяновской области, которая граничит с республикой Татарстан.


Е. Прямикова рассказала о проекте по изучению детей из семей иноэтничных мигрантов в Екатеринбурге. Она обратила внимание на различия официального и педагогического дискурсов при обсуждении проблемы детей мигрантов в школах. Если на официальном уровне проблема представляется незначащей – «таких детей очень мало, всего 1,5%, а с кризисом будет еще меньше, т.к. уменьшаются рабочие места для родителей» – то для педагогов ситуация часто представляется почти катастрофической, поскольку им приходится сталкиваться с проблемой незнания русского языка приехавшими детьми и решать эту проблему своими силами. Как было отмечено в докладе, положительными факторами, способствующими адаптации приехавших детей, являются, во-первых, так называемые «остатки советских ценностей» у школьных учителей, когда учителя, еще работавшие в бывшем СССР смотрят на иноэтничных детей не как на мигрантов, а как на пострадавших от развала Советского Союза. По мнению таких преподавателей, эти дети обладают равными правами с русскими детьми, все они имеют в их глазах исторические общие корни. Вторым важнейшим фактором является помощь со стороны родителей, ведь заинтересованные в хорошем образовании родители повышают мотивацию не только собственных детей, но и располагают к ним преподавателей школ, что в корне меняет взгляд последних на степень проблемности иноэтничных школьников. Немаловажен также хороший эмоциональный микроклимат в классе, который в первую очередь зависит от учителей и классных руководителей. Наконец, были отмечены программы по развитию толерантности на школьном уровне. Е.Прямикова рассказала и об отрицательных факторах, затрудняющих адаптацию. В числе отрицательных факторов оказались в первую очередь психологические механизмы и установки: социальные стереотипы и предрассудки, «синдром козла отпущения», принцип перенесения и осознанное нежелание дать шанс иноэтничным детям. Проблемы самой школы также играют роль: если у школы их много, то появление в ней детей мигрантов только усиливает существующую напряженность, и соответственно воспринимается в негативном ключе, если же школа хорошо справляется с возложенной на нее образовательной миссией до появления иноэтничных детей, то у нее больше шансов остаться успешной. При этом очень большое значение имеет внешняя поддержка школы, дающая возможность организации дополнительных занятий по русскому для иноэтничных детей, а также различных видов совместной внеурочной деятельности школьников

Особый интерес слушателей вызвала оценка эффективности уже реализуемых программ по развитию толерантности в школах. Свои мнения по этому поводу высказали как представители администрации Санкт-Петербурга из Комитета по образованию, так и исследователи. Представляем цитаты:

«Для нас свидетельством успешности программы по развитию толерантности является премия ЮНЕСКО, которой была награждена Матвиенко зимой этого года за конструктивные решения в программе администрации Санкт-Петербурга «Толерантность» по продвижению идей толерантности и ненасилия. Программа будет продолжена. <…> То, что в Санкт-Петербурге ей уже четыре года, и она продолжается, для нас это подтверждение ее успешности».
Михайлова. Н.Н. (Комитет по образованию в Санкт-Петербурге).

«Самое важно, что такая программа есть. Оценить ее эффективность сейчас очень сложно, только через пять-десять лет можно будет что-то понять. Иначе оценка толерантности рискует свестись к пересчету баллов, как в СССР. Формирование внутренних ценностей – это невозможно подсчитать. <…> Современный уровень ксенофобных настроений – это не вопрос детей и родителей. Это вопрос среды. Программы должны быть многомерными».
Омельченко Е.Л. (СПбФ ГУ-ВШЭ).

«Еще на конференции с педагогами в Екатеринбурге мы поняли, что великолепные результаты по программе толерантности - это не потемкинские деревни. Такие программы должны поддерживаться государством, они должны быть направлены на принимающее сообщество. Комплексный индикатор снижения ксенофобии – вот реальный результат. В то же время, мы увидели в школах, что, например, проводимые праздники разных культур – это просто праздники. Но повседневная жизнь складывается не только из мероприятий».
Прямикова Е.В. (УрГПУ).

После обеда Круглый стол продолжился в форме рабочего семинара, посвященного обсуждению конкретных методических проблем, встающих перед исследователями при изучении школы. В семинаре принимали участие социологи из Санкт-Петерубрга, Москвы, Екатеринбурга, аспиранты Академии Повышения Педагогического Образования и студенты факультета социологии СПбФ ГУ-ВШЭ.

Участники рассказывали о тех трудностях, с которыми они столкнулись в ходе выполнения своих проектов, и делились советами. Обсуждались проблемы формирования выборки, валидизации статистической информации, создания и апробации инструментария, разработки новых методических подходов, тактик входа в поле и пр.

Вопрос получения данных официальной статистики и их верификации вызвал особенно живое обсуждение. Получение подобной информации и работа с базами данных, которые составлены на ее основании – проблема, с которой столкнулись исследователи из ГУ-ВШЭ в своем исследовании образования в Московской и Ярославской областях и республике Карелия. Как оказалось, в разных регионах по-разному организована система сбора статистической информации о школах; помимо общих, каждый регион имеет собственную систему показателей, причем зачастую это совсем не те показатели, которые нужны исследователю. Даже когда удается собрать данные, при анализе обнаруживается, что качество их не дает возможности с ними работать. К сожалению, приходится констатировать, что возможности работы с данными официальной статистики по школам крайне ограничены, и приходится самим собирать статистические данные, что далеко не всегда возможно.

Далее дискуссия перешла к методам сбора информации. Е.Омельченко рассказала об инновационном методе, когда школьников просят написать сочинение на заданную тему, и о том, как можно анализировать такие сочинения и что они дают. Были рассмотрены и возможные способы легитимизации исследователя в поле, так как вопрос доверия к ученым со стороны представителей администрации или представителей школ так же является актульной проблемой.

Коллеги из Екатеринбурга поделились своим опытом анализа обсуждения межэтнических проблем на интернет-форумах, о достоинствах и ограничениях метода. Так же они указали, что не только работа со статистическими данными имеет свои ограничения, но и интервью, и опросы могут показывать низкий уровень достоверности. Связано это, по мнению Л. Петровой, с высоким уровнем социальной ангажированности, свойственной школьной среде. Школы и педагоги на практике являются одним из наиболее закрытых сообществ для исследователей.

Одной из главных проблем, с которой сталкиваются исследователи образования, является то, что при массовых исследованиях практически невозможно собрать информацию о социально-экономическом положении семьи школьника, и это очень сильно сужает возможности анализа и практически закрывает возможность межстрановых исследований. Об интересном опыте преодоления этого ограничения рассказали сотрудники НУЛ СОН студенты факультета социологии К. Тенишева и Л. Савинцев. В проекте исследовании образовательного выбора 9-классников сельских школ была проделана огромная работа по сбору информации, ее кодированию и анализу, что позволило распределить школьников по уровню СЭС. Метод заключался в парном опросе школьников и родителей. Родительская анкета давала информацию о доходе, уровне образования, профессии и трудовой деятельности родителей. При обработке анкет все профессии были закодированы по международному классификатору ISCO до второго знака, а затем по методике Ganzeboom с помощью утилиты, представленной его на сайте, каждому коду ISCO были присвоены значения индекса ISEI (Международного социально-экономического индекса.). Это чрезвычайно трудоемкая работа, но благодаря ей исследователям удалось определить социально-профессиональный статус семьи. Эта переменная традиционно включается в абсолютное большинство исследований, посвященных образованию.

 

 


Последняя часть Круглого стола была посвящена обсуждению результатов проекта исследования школ Ленинградской области, о котором рассказали хозяева мероприятия. Особенные споры вызвал парадоксальный результат отсутствия peer-эффекта при выборе образовательной траектории.

В заключение заметим, что социологам редко удается донести результаты своих исследований до того, кого они изучают, и еще реже - получить их ответную реакцию. В данном случае это была уникальная возможность встречи исследователей и работников школ. Это и является одним из главных результатов Круглого стола, помимо интересных и содержательных обсуждений.

Фотографии: С. Савельева

Текст: Е. Кулдина