• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Студент, учитель, волонтер – индийский опыт вышкинских социологов

Месяц в Индии пролетел быстро, и вот уже вернулись в Санкт-Петербург с множеством красочных фотографий и интересных рассказов Марина Остапенко и Ирина Хван, студентки 2 курса факультета социологии и стажеры-исследователи СЛОН, которые ездили в Индию работать волонтерами в детском лагере. Уезжая, они хотели подтянуть английский и боялись трудностей индийского образа жизни, а вернувшись, рассказывают, как учили детей русскому и как трудно было уезжать из этой гостеприимной страны.

Месяц в Индии пролетел быстро, и вот уже вернулись в Санкт-Петербург с множеством красочных фотографий и интересных рассказов Марина Остапенко и Ирина Хван, студентки 2 курса факультета социологии и стажеры-исследователи СЛОН, которые ездили в Индию работать волонтерами в детском лагере. Уезжая, они хотели подтянуть английский и боялись трудностей индийского образа жизни, а вернувшись, рассказывают, как учили детей русскому и как трудно было уезжать из этой гостеприимной страны.

- Теперь у вас за плечами целый месяц жизни в Индии. И наверняка вы привезли с собой множество интересных историй. Для начала скажите, где вы жили? Что делали?
Ира: Жили мы в небольшом индийском городе Раджгурунагар, это примерно в четырех часах от Мумбая.
Марина: Небольшой, но очень зеленый, весь в цвету.
Ира: И там мы были волонтерами, учили детей…
Марина: … разным хорошим вещам.
Ира: Например, пытались учить английскому, что оказалось бесполезно, у детей был очень разный уровень языка. Немного русскому, так как дети хотели познакомиться и с нашей культурой.
Марина: Вообще главная идея лагеря, в котором мы работали в том и заключалась - расширить кругозор, показать как еще бывает.
Ира: В этом лагере, на самом деле, все друг друга чему-то учили: они нас, а мы их. Жили мы домике для гостей на территории госпиталя при общественной организации Bombay Mothers and Childrens Welfare Society, собственно лагерь они же организовывали.

- Много кроме вас было волонтеров из других стран?
Марина: Нет, одновременно с нами никого не было. Но до нас приезжали люди из Японии и Америки.

- Значит, в Индии вы каждый день работали с детьми?
Марина: Были для них «обезьянками».
Ира: Занимали их с восьми утра до часу дня. Дети в лагере были самых разных возрастов: от четырехлетних малышей до шестнадцатилетних подростков. Все они были разделены по группам. И каждый день мы работали с тремя или четырьмя группами.
Марина: Да, действительно каждый день. Когда ехали туда, думали, что воскресенье у нас будет свободно. Но на самом деле за весь месяц у нас был только один выходной, и то в тот день нас пригласили в гости, после которых мы пришли домой уставшие – в общем-то опять не отдохнули.
Ира: Просто лагерь и в выходные тоже работает, проводятся занятия. Это не совсем уроки, скорее развлекательная программа.
Марина: Соревнования, например, по рисованию, конкурсы, различные магические шоу, выступления со змеями – все, что будет интересно для детей.

- И вы тоже принимали участие в организации этих развлечений?
Ира: Да, развлекали детей.
Марина: Поначалу мы думали, что воскресенье – выходной. Не поставили будильники, решили отоспаться. А к нам с самого утра начали заглядывать посетители, потом разбудили все-таки и втолковали, что не выходной – очень тогда мы всех повеселили.

 - А как вообще строилось обучение детей? Может быть, были какие-то проблемы?

Ира: Были разные спортивные игры, мальчики вообще постоянно просились играть в крикет, игра как у нас футбол. Абсолютно все хотят играть, каждый день, каждую минуту. Было очень сложно их остановить, пытались какие-то подвижные спортивные игры применять, особенно к маленьким мальчикам, их иногда заносило. Даже пришлось выучить их язык немного, слова вроде «замолчите», «тишина». Приходилось и воспитанием заниматься: кричали, ставили в угол, заставляли отжиматься – все в шуточной форме, но все понимали, что мы «злые тетки». Вообще дети были очень дисциплинированные. Они хорошо умели делать что-то вместе: поют гимн лагеря, читают все молитвы, занимаются йогой - в этом плане они молодцы. Это было удивительно для нас, так не похоже на российских детей.
Марина: Хотя похожего тоже было много. Некоторые мальчики очень неадекватно себя вели, когда оказывались в группе сверстников. Девочки были очень прилежные, с ними было просто, они себя очень тихо вели. А мальчишки… Но все равно, все были очень воспитанные и относились к нам с уважением.

- Я так понимаю, языком общения был английский. Все вокруг говорили по-английски?
Марина: Нет, говорили не все. Например, не говорили медсестры, у которых мы просили воды или что-нибудь еще.
Ира: Были, конечно, такие, которые на ломаном английском пытались нам что-то сказать, мы их как-то понимали. В основном они общались простыми фразами, которые любой человек может понять. А вообще там очень немногие говорят по-английски. К тому же там, где мы были, очень сильный местный акцент, с непривычки очень трудно их понимать.
Марина: Когда мы только приехали, нас в Мумбае встретил мужчина – вот его было очень сложно понять из-за акцента.
Ира: Я даже не знаю, понимал ли он нас, но он отвез нас в госпиталь, при котором мы должны были жить – значит понимал. Но под конец поездки мы уже поняли, что его английский был просто прекрасным. Дети некоторые знали английский.
Марина: Поэтому мы и перестали их учить английскому. Отчасти из-за этого, отчасти из-за очень разного уровня у детей. Одни совсем не знали языка, а другие уже хорошо говорили, могли объясняться. Поэтому была плохая идея учить языку во время групповых занятий.
Ира: Пришлось сменить программу обучения. Перед отъездом мы договаривались с организаторами лагеря, что это будет бизнес-английский, а в результате получилось совсем наоборот.
Марина: Вот и русскому, например, дети учились как-то попутно. Это не было нашей задачей. Если нас спрашивали – мы отвечали. К середине смены уже все научились говорить «пока-пока», «хорошо», «спасибо» - какие-то общие фразы.


- Значит, приняли вас хорошо?
Марина: Очень хорошо. В первый день у нас даже автографы брали.
Ира: Какие-то надписи, пожелания. Все подбегали с тетрадками и ручками. Очень приветливые дети, все время улыбались. Взрослые тоже хорошо нас приняли. Нас постоянно звали в гости. Много дарили каких-то подарков, особенно когда мы уезжали. Мы им, кстати, тоже подарки везли: сувениры, расписанные ложки, конфеты. Учителя, например, очень обрадовались матрешке.
Марина: Они знали, что это и как с ней надо играть. Научили их играть на ложках.
Ира: И детям очень понравились наши конфеты, они все время просили «Russian chocolate, please».
Марина: Вообще, атмосфера была здоровская. И как там люди между собой общаются во время работы. У нас не так. У нас рабочая атмосфера – это нервы!
Ира: А у них все время смех, песни, танцы. Не было таких моментов, когда все были абсолютно серьезны.
Марина: И разница в возрасте никогда не чувствовалась. В основном были учителя молодые – наши ровесники, но были и под тридцать.
Ира: Да, и пожилые – шестьдесят-восемьдесят лет. Преподавали актерское мастерство, музыку.

- Индия - страна, непохожая на России. Что особенно поразило во время пребывания там? Может, были какие-то ожидания, страхи?
Марина: Когда мы туда ехали, были очень напуганы рассказами про воду, что вода там опасно пить и вообще страна грязная. Но как-то когда мы приехали – мы вообще об этом не заботились. У нас не было никаких проблем с водой.
Ира: Кормили три раза в день. Еда была очень непривычная, острая. А главное, все время одно и то же: карри – рис со специями, и чапатти – лепешки, как для нас хлеб. Каждые день, три раза в день – карри и чапатти. Было трудно к этому привыкнуть, к тому же из-за жары есть почти не хотелось, только пить.
Марина: Иногда «сбегали» и покупали себе йогурты или молоко.
Ира: У них, кстати, не принято доедать то, что было приготовлено на завтрак, в обед – все очень быстро портится. Поэтому если не доел – выкидывается. Мы когда узнали, нам стало очень стыдно, ведь иногда мы даже не притрагивались. Еще была проблема с мусором. Нельзя сказать, что мы жили в грязном городе, но, съев мороженное, обертку можно было выкинуть только на дорогу. Урн практически не было.
Марина: Яркая особенность Индии – множество храмов.
Ира: Да, очень красивых, словами не передать. Мы были в ближайшей деревне в храме Шивы. Там есть несколько интересных обычаев – в храм заходят только босиком, после моления на лоб ставят метку из специальной смеси, сначала оранжевую, а поверх нее сразу красную.
Марина: Еще очень удивил традиционный индийский дом. В каждом есть святой угол с изображением богов, причем не одного, а может быть ряду богов, поэтому стоит очень много разных фигурок, изображений, икон, свечей.
Ира: Дважды мы были приглашены на свадьбу.
Марина: Такой обычай, они зовут всех подряд. Празднуют три дня, с большим размахом. За время празднования четыре раза жених с невестой меняют одежду. В какой-то момент – это особенность мусульманской свадьбы, на которую мы так же были приглашены - они оказываются полностью облачены в костюм из цветов.
Ира: Очень тяжелый и жаркий. Поэтому их носят на руках, жениха и невесту.

- Какие в целом впечатления от поездки?
Ира: Самые положительные, очень хочется вернуться обратно.
Марина: Там действительно остались друзья.
Ира: И к детям мы привязались. Было очень трудно уезжать. При прощании все плакали.
Марина: Обещали вернуться.
Ира: Конечно. Хотелось бы посетить места, где так и не смогли побывать, например, Нью-Дели, Гоа. А вообще хотелось бы вернуться туда волонтером, к друзьям, к знакомым.
Марина: Обратно мы везли очень много подарков.
Ира: Например, нашей лаборатории привезли картину, на которой изображен бог Ганеша. С ней вообще отдельная история была, нам ее подарила одна из учительниц в лагере, ей было уже около 70 лет. Мы были у нее дома, она прямо из святого угла ее нам сняла. Это очень значимый подарок, поэтому мы решили вручить его СЛОНу. Вот такое напоминание об Индии.

 

Интервью взяла Кулдина Катя

Фотографии: Хван Ирина, Остапенко Марина