• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Вадим Воскресенский: PhD и работа в Берлине

Вадим Воскресенский провел в Питерской Вышке почти 7 лет - закончил бакалавриат, магистратуру, защитил диплом у Даниила Александрова. На втором курсе магистратуры начал преподавать студентам под руководством Ильи Мусабирова и совместно с ним, после выпуска продолжил преподавать еще более активно: майнор "Data Science”, курс “Информационные системы”. Большую часть времени своего обучения Вадим работал в НУЛ СОН. Весной 2018 года по предложению Даниила Александрова подал документы, прошел отбор и уехал работать и писать PhD в Weizenbaum Institute for the Networked Society в Берлин — исследовательский институт, объединяющий ученых из университетов Берлина и Бранденбурга. Одна из основных идей института в том, что в работе участвуют люди из разных дисциплин, так что они могут друг с другом взаимодействовать, обмениваться опытом, результатами и веселиться.

Обмен навыками и умениями

Группа, в которой Вадим работает в исследовательском институте, тоже объединяет специалистов разных научных полей. В команде — люди из сферы Communication science и Public policy. Один из проектов, над которым они вместе работают, охватывающим сходства и различия между коммуникацией правых партий в шести европейских странах: Германия, Австрия, Польша, Швеция, Италия и Франция. Пока старшие коллеги занимались теоретической рамкой, Вадиму вместе с другими PhD студентами досталась разработка методологии. Приходилось обсуждать многое: как сопоставить результаты с теорией, с гипотезой и с идеями. По словам Вадима, это был сложный процесс — сложнее, чем сам анализ.

“Коммуникация с людьми с разными навыками из разных областей — важный навык. Умение объяснить, что ты делаешь, какие-то методологические аспекты работы. Лучше описывать код для работы, чтобы он был понятен людям, которые не часто работают, а только учатся программировать. И в то же время слушать своих коллег, задумываться о таких вещах, как теоретическая рамка исследования, больше думать о литературе, которая используется”.

Добавляя в уравнение еще одну переменную — английский язык, с помощью которого коллеги доносят друг до друга мысли и идеи, получается вдвойне непростая задача. Помимо разных профессиональных направленностей, в международной команде сочетаются многие культуры, так что полезно уметь настраивать диалог на не родном языке.

“Я работал и учился в Петербурге, общался с коллегами на русском, а здесь я учился общаться на английском, обсуждать проекты на английском. Кстати, мои коллеги тоже этому учились, потому что сейчас только один участник группы — native speaker. Он из Австралии. Остальные — это все немцы. Для них английский более привычно, все-таки, а для меня не совсем. Это важный навык — работать на английском языке, писать на английском языке.”

“Я стараюсь помимо академии делать что-то еще”

Вадим не ограничивает свой потенциал стенами академии. Отталкиваясь от идеи, что можно работать шире, чем позволяет научное поле, Вадим направляет силы в прикладное, полезное для общества русло. В исследовательской работе встречаются своего рода экзистенциальные кризисы — “как то, что я делаю, поможет хотя бы кому-то?”, и можно отвечать на вопрос по-разному. Либо не копошиться в этом наваждении, либо собирать вещи и съезжать с научной среды — в бизнес, предпринимательство, либо совместить просвещение себя и других — и обратиться к популяризации науки. Но можно, как это показывает на примере Вадим, совмещать “интересно” с “поможет кому-то”.

Data science for social good

Data science for social good — это проект, которая объединяет дата сатанистов саентистов с представителями некоммерческих организаций. У последних всегда найдутся крутые соображения, как сделать что-то полезное для общества, для страны, для мира. Как усовершенствовать то, что есть сейчас, сделать лучше. У таких организаций имеется много данных, но они не обладают навыками анализа, machine learning и прочей мистики. Зато ученые и люди из академии обращаться с данными научены, но работают над тем, что приносит доход, или трудятся над академическими проектами.

“Science for social good — это про способы, как аналитики могут помогать non-profits организациям. Это интересный челлендж — придумать, как взаимодействовать с такими НКО, как делать для них мероприятия. Мне это сейчас интересно, я думаю об этом и уже участвовал в некоторых мероприятиях.”

Конференция SatRday

За время пребывания в Берлине, Вадим познакомился с людьми, заинтересованными в работе с данными — ходил на соответствующие встречи и проводил вечера за чашечкой беседы об аналитике и data science. Дошло до того, что в июне прошлого года из этих meet’upов выросла целая конференция по работе с R в Data Science — о том, как использовать язык программирования R для задач в области Data Science.

“Конференция называется SatRday — это такая конференция, которая организуется локальным сообществом. Saturday бывает разный — в Амстердаме, в Будапеште, и в Берлине теперь. Мы организовали первую конференцию такого рода в Берлине, и будем теперь делать в 2020 году, то есть уже в этом году. Создадим новую версию, учитывая все проблемы и сложности организации первой, и, думаю, сделаем еще лучше. Хотя и первая была неплохая.”

А что же немецкий язык?

Первое время Вадиму хватало английского языка — для работы, для учебы, для жизни. По началу, рассказывает Вадим, он не беспокоился о знании немецкого языка, потому что не сталкивался с ним часто. Взял легкий курс изучения немецкого с одним занятием в неделю и регулярно, поступательно продвигался в изучении, но не уделял этому много времени. Ходил на занятия, но не читал дома, не писал, не слушал на немецком. Все, что его касалось, было связано с английским языком. Но положение изменилось, когда в октябре прошлого года у Вадима в расписании появился курс по media and political communication.

“Весь этот курс был на немецком, и когда я начал туда ходить — это было в октябре, в феврале курс закончится — меня забомбило от того, что я ничего не понимаю. Я задумался о том, что живу в Германии уже два года, и до сих пор не знаю языка этой страны. Стало от этого очень грустно, и я решил окружить себя немецким, записался на интенсивный курс в декабре, занимался немецким каждый день по три часа. И продолжаю так делать. Сейчас у меня занятия с понедельника по четверг, то есть каждые четыре дня — 12 часов немецкого в неделю. Я читаю книги, слушаю подкасты. Чувствую, что стал намного лучше в немецком”

“Находить баланс между работой и повседневными увлечениями”

Когда Вадим не работает, он учится — это цитата. Например, немецкому… или игре в теннис. Полезная работа сочетается с приятной, а умственные нагрузки в расписании чередуются со спортом. Это, конечно, если есть возможность.

“Много времени уходит на коллективные проекты. Это сложно — работать одновременно и над коллективными проектами, и над диссертацией. Они связаны, но все равно. Плюс я хотел бы иметь свободное время на хобби: заниматься немецким, учиться лучше программировать, ходить на спорт. Я стараюсь находить баланс между работой и повседневными увлечениями. К тому же, Берлин очень подходит для моих музыкальных вкусов, тут классные мероприятия с музыкантами. Раньше я мог только мечтать, что посмотрю на них вживую, а теперь увидел всех своих любимых музыкантов, которых часто слушаю.”

Вселенная тоже соблюдает баланс, а потому работа за рубежом не ограничивается приятными впечатлениями от знакомства с людьми из разных стран и встречами с любимыми музыкантами. Вадим признается, что скучает по семье, по друзьям, по Вышке и СЛОНу — ведь большая часть друзей у Вадима связана с университетом и лабораторией.

В апреле 2018 года Вадим уже рассказывал о своей работе в Питерской Вышке и о продолжении учебы в Берлине, о том, почему принял такое решения и по чему будет скучать больше всего (прочесть - сюда https://slon.hse.ru/news/225325145.html). В октябре 2018 года делился о впечатлениях - о бюрократических невзгодах и конференции в Оксфорде (налетайте - https://slon.hse.ru/news/218108862.html)

Материал подготовила Ахмедова Аделина