• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

СЛОН на международной конференции

26-27 сентября в Москве состоялась пятая международная конференция, посвященная проблемам современной миграции. СЛОН побывал на конференции в качестве приглашенного участника - Ксения Тенишева выступила с докладом на тему “Migrant children in Russian Schools” и вернулась с занимательными новостями.

Организаторами выступили Российский совет по международным делам, Центр теоретической и прикладной политологии РАНХиГС и Международный Комитет Красного Креста. Тема конференции была достаточно широкой- “Миграция, перемещение населения и городское развитие, а потому секции были посвящены самым разным аспектам: от «Миграции и этнического предпринимательства до “Миграционных мегатрендов и их последствия для глобальных городов. Международный Комитет Красного Креста представил тему “Мигранты и внутренне перемещенные лица в городских условиях: гуманитарный подход.

По словам Ксении Тенишевой: «Эта конференция считается не совсем научно ориентированной, туда в предыдущие годы, как мне рассказали, приезжали представители МВД, туда приходят практики, которые сталкиваются с миграцией, и цель - это рассказать друг другу, что сейчас происходит в разной миграции в России, кто как это исследует, какие результаты получает. И как-то консолидировать это знание».

Сама Ксения Алексеевна представляла доклад в секции “Межпоколенческая интеграция мигрантов в городской среде: Россия в международном контексте. Она рассказывает, как все прошло:

«Нас там было трое. Первым выступал приглашенный исследователь из Голландии Морис Крул, очень известный и выдающийся социолог, он изучает поколения миграции. Сейчас у них большой европейский проект по беженцам, потому что всех в Европе волнует этот вопрос. Потом выступала я, и потом выступал Евгений Варшавер, старший научный сотрудник Центра региональных исследований и урбанистики, РАНХиГС при Президенте РФ. Он вместе со своей коллегой Анной Рочевой делал эту секцию и пригласил и Круля, и нас».

«Всё очень хорошо вышло, это, пожалуй, была самая научная часть, потому что всё было с презентацией, строго по принципу “Введение”, “Результаты”, “Заключение”. Было много вопросов, и в целом был очень виден интерес аудитории. И после этого мы пообщались и с Крулем, и поговорили с нашими коллегами из Санкт-Петербурга. Они очень были заинтересованы в том, чтобы вместе устраивать мероприятия или семинары с — Европейским, с ЦНСИ — где мы будем обсуждать вопросы наших разных, но пересекающихся исследований по миграции, потому что это действительно важно. Мы собираем разные кусочки одного пазла и было бы хорошо делать какую-то площадку, куда все будет выноситься, можно будет делиться опытом и находками.

На нашей секции был еще дискуссант — Йенc Шнайдер — он заранее ознакомился с материалами и подготовил вопросы для каждого выступающего, его комментарии были очень интересными. В том числе он поднял такую тему, довольно очевидную, что не стоит использовать термин “второе поколение миграции”, потому что эти люди не мигрировали. Это те, кто родились у родителей мигрантов. Потом мы много говорили про вопросы разграничивание этничностей миграции.

Многих очень заинтересовало, что наши исследования дают нам концепции visible minorities, видимых меньшинств, которые мы используем, и, может быть, стоит это четче обозначить в наших работах».

«Доклад был про успехи мигрантов и этнических меньшинств в школах, и главный результат заключается в том, что главный фактор, который связывают с успехами, это не миграция и не этничность. Это социально-экономический бэкграунд, и в целом это подтверждается и в других исследованиях коллег, которые выступали. Про это было приятно узнать».

Ксения Тенишева также поделилась любопытной находкой голландского коллеги: «Морис Круль рассказывал как раз-таки про успехи мигрантов и факторы этих успехов. Интересный факт заключается в том, что в Швеции 30 процентов турецких мигрантов попадают в университет, а в Германии — 5. И в итоге, судя по всему, эта разница получается за счет того, что, во-первых, в Германии почти не отдают детей в садики. А если не отдают в садики, то они не учат язык заранее и не учатся коммуницировать в этом обществе. Во-вторых, в Германии все школы дневные, они начинаются утром и заканчиваются днем, что задает жесткий график для родителей. И третье - это очень ранний выбор трека. То есть, в Германии ребенку в десять лет нужно решить, будет ли это гимназия или любой из двух других треков, причем что другие два трека не ведут к поступлению в университет. Обобщая — это позднее выучивание языка плюс ранний выбор образования, что становится непреодолимой преградой для получения высшего образования. В Швеции все наоборот — детские садики, свободное посещение школы. Их система похожа на нашу они тоже выбирают где-то в возрасте 15 лет свой трек, и так же,как и в России, с неакадемического трека — например, колледжа Российского — все равно можно попасть на академический университетский трек. Это все приводит к различиям в доле поступающих в университет и в принципе в образовательных шансах».

Материал подготовила Ахмедова Аделина, студентка 3 курса