• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Проектная группа “Рисковое поведение и здоровье подростков”

Этот материал - не просто описание деятельности группы, но ощущение студента со всеми его динамичными переживаниями, страхами и сменой понятий. Аделина Ахмедова - честно о том, как перестать бояться поля, как вырасти в своих же глазах и как убедиться, что социология - это еще и для души.

Выбор проектной группы за меня определила Арина Ревякина - помню, как я сидела в медиатеке и перебирала в голове варианты, пытаясь предугадать, где мне будет комфортнее. Арина увидела знакомую табличку, где надо указать предпочтения, и через секунду уже вовсю рекомендовала проектную группу про рисковое поведение, рассказывала, что там - все самое интересное, и что там точно будет, чем заняться. Мой взгляд не цеплялся ни за что до этого, и я послушалась Арину и выбрала эту проектную группу первым приоритетом. Так, благодаря случайному стечению обстоятельств, я приступила к изучению сексуального опыта, употреблению алкоголя и буллинга среди подростков.

Арина не обманула, в этой проектной группе действительно нашлось, чем заняться. Разработка гайда, сбор качественных данных, дальнейший анализ этих самых данных - вот то, чем в общих чертах занимаются студенты на протяжении года. Здесь разворачивается настоящая исследовательская работа! Если провести параллель с сельской деятельностью - поле и там, и у нас, то этапы можно выделить следующие...


Подготовительный этап - учимся ухаживать за огородом

Как и полагается, начальным этапом выполнения любого задания является подготовительный этап, и наша проектная группа - не исключение. Сначала студенты старших курсов представляли итоги проделанной ими прежде работы, иллюстрировали все слайдами, которые готовили к концу их второго курса и показывали, чем занимались. Тогда казалось, что все эти страшные кодировки и разветвления подтем в рамках интервью - что-то запредельное, недоступное, очень сложное и едва ли достижимое. Помню, как Паша Валединский уже с самого начала года обсуждал с преподавателями свои способы кодирования и разрисовывал доску деревьями. Тогда я смотрела на все это пустыми глазами, и хотя заинтересованность Паши вызывала уважение, опасения за свои учебные успехи - что никогда не получится так же - перебивали всё.

Чтобы вникнуть в тему, понять, что происходит на исследовательском поприще наших научных вопросов, какое-то время потребовалось на изучение литературы. Мы искали материалы самостоятельно, читали статьи, которые присылали руководители проекта, готовили небольшие темы и делали презентацию найденных научных работ, связанных с конкретной темой.

Затем мы приступили к более прикладному, хотя все еще подготовительному этапу - изучению интервью-гайда прошлых лет. Долго обсуждали вопросы, блоки, темы, что-то добавлялось, что-то уходило. Реальная практика приближалось стремительно. В какой-то момент времени внезапно пришло письмо о начале работы в поле, а потом и сами даты, и всевозможные указания. Помню, на парах накануне старшекурсники рассказывали, как этот опыт происходил у них, говорили, с какими трудностями они сталкивались, и какие экстраординарные кейсы им встречались. Надо ли говорить, что за этими обсуждениями страх поля не то, что не проходил - а только усиливался!


Полевой этап - сбор урожая

Вторым этапом был непосредственно выход в поле. Осуществление этого этапа началось с проведения опросов. Надо сказать, что проектная группа занимается подростками и изучением рискового поведения не первый год, это лонгитьюдное исследование (longitudinal study - такой дизайн исследования, который подразумевает повторные измерения одних и тех же переменных в течение короткого или длительного периода времени). И эта волна опросов - шестая волна, то есть уже пять раз до этого такие же учащиеся колледжей заполняли анкеты. Вопросы в анкете касаются следующих тем: отношения с одногруппниками, употребление алкоголя, опыт столкновения с буллингом, восприятие процесса обучения и профессии, отношение с родителями и преподавателями.

На опросы я ездила с коллегами старших курсов, поэтому выступала скорее в качестве помогающего звена, чем основного. Я не договаривалась с завучами и не была бригадиром, зато следила за процессом ответов учащихся на вопросы из анкеты, собирала анкеты и раздавала конфеты. Когда смотришь на то, как подростки вертят между пальцами ручку, обдумывая ответ на тот или иной вопрос, чувствуешь себя чуть ли не учителем, который раздал контрольную работу. В некоторых колледжах нас так и представляли - мол, приехала Высшая школа экономики с тестированием, уделите им, ребята, внимание.

Иногда приходилось не просто - вставать в 7 утра, чтобы в 9 быть в колледже на другом конце города, преодолев путь длинною в две ветки метро и десяток остановок на автобусе. Иногда колледжи, несмотря на договоренность, были не подготовлены к нашему приезду - ученики не собраны, завуч отсутствует или в отпуске. Тогда подключались личные навыки разрешения трудных ситуаций - мы вылавливали подростков в коридорах, просили помощи в организации у любых работников учебных заведений, которые могли хотя бы как-то помочь. Проводили опросы в столовой на скрипящих табуретках за липкими столами. И главное было здесь - вести себя уверенно, говорить все четко и разборчиво, завоевать авторитет, потому что зачастую учащиеся колледжей смотрели на анкеты с подозрением и не были готовы тратить свое драгоценное время на прохождение опроса даже за конфету.

После опросов началась пора интервью, и мы вновь выбирались в колледжи, но уже не с пачкой анкет, а с двумя листами А4, изборожденными печатными буквами - интервью-гайдом. Конфеты по-прежнему фигурировали, только в меньшем количестве: за опросы мы давали каждому по одной, и за раз опрос проходили от двух дюжин человек, а за интервью подростку доставалось две конфеты, но информантов было, по очевидными причинам, меньше. Вопросы касались тех же тем, что и опрос, только в более широком масштабе. Алкоголь, романтические отношения, сексуальный опыт, дружественные отношения, отношения внутри семьи. Для многих моих коллег и для меня в том числе эта пора проектной группы была самой интересной.

На первом интервью помню, как отчаянно напускала уверенность. Взгляд падал на гайд каждые две или три секунды, я боялась пропустить вопрос или вывести не на ту тему. Позже, транскрибируя эту свою попытку, я ругала себя - эх, вот здесь надо было спросить подробнее, этот вопрос раскрыть получше… А про любимую литературу могла бы и не спрашивать! Но, как известно, учимся мы на своих ошибках, а потому второе интервью за этот же день стало для меня не таким волнительным, несмотря даже на периодические отказы информанта отвечать на ценные для данных вопросы.

Задач во время интервью перед интервьюером стоит много - наладить контакт, обо всем расспросить, вывести на интимные темы, убедить собеседника, что можно довериться, и дать понять, что отвечать честно и что никто ничего не узнает. И это чистая правда, потому что все интервью были анонимными, в большинстве случаев имена информантов даже не были записаны на аудио - только возраст и пол. Ребята попадались разные - закрытые, неопытные, стеснительные, наоборот, раскованные и разговорчивые. Помню, ближе к концу практики в колледж мы приехали группой из четырех человек, и каждый взял по 4 интервью - двое сидели в одном кабинете, еще двое интервьюировали в узких коридорах, на самостоятельно вытащенных стульях. На четвертый раз интервью гайд был выучен наизусть, а беседа велась непринужденно, так, будто напротив сидит не информант, которого ты видишь в первый, и, возможно, в последний раз в жизни, а будто это твоя давняя подруга, и вот вы, наконец, встретились, чтобы рассказать другу о последних новостях из жизни.

Поле подошло к концу, и если сравнивать со сбором урожая, то все помидоры, все огурцы и яблоки лежали в своих корзинах. Теперь надо было отобрать спелые, отмыть, почистить - то есть, расшифровать. И привести в вид, который можно пробовать, дегустировать и отправлять на дальнейшую обработку - завершать анализ и составлять презентацию...

Транскрибирование и кодирование - отбираем, моем и чистим

Третий этап состоял в транскрибировании полученных интервью, и этот этап был самым изнурительным. На час записанного разговора уходило от четырех до шести часов перепечатывания услышанного в формат текста. Каждому было поручено транскрибировать в зависимости от того, сколько он(а) взял(а) интервью - если во время полевого этапа проявлял(а) себя активно, то транскрибировать руководители назначали меньше. Но даже порядка шести записей казалось непосильной задачей. Для эффективности работы, руководители дали задание транскрибировать в том числе и чужие интервью, благодаря чему я и коллеги узнали больше о способах и уловках проведения интервью, набрались опыта.

Однако стоит признать, что эта работа тоже может быть приятной. Монотонное набирание текста, затем нажатие на кнопку “стоп” на проигрывателе, повторение про себя сказанного информантом только что, затем снова “плей”, и снова печатание и снова “стоп” - такая деятельность вводит в своеобразное состояние потока, в нее уходишь с головой и теряешь счет времени. Но это - если повезет, а если нет - приходилось заставлять себя, уговаривать и принуждать. Зато участники проектной группы теперь в совершенстве владеют навыком быстропечатания, и это без всяких курсов и специальных программ обучения.

В этот этап я включаю также кодирование интервью. Направлением анализа конкретно нашей подгруппы были источники и темы, обсуждаемые подростками в рамках секса. Потому я и мои коллеги кодировали каждую обсуждаемую тема, каждый источник знаний о сексе, направление связи (исходящая, входящая, нейтральная), причины обсуждения с данными источниками и причины отсутствия обсуждения. Кодировали мы при помощи программы Excel - в строчки копировали само интервью, а в столбцах помечали необходимые нам категории источников или тем. В ходе выполнения этого этапа задания мы не раз собирались вместе с коллегами, чтобы удостовериться в одинаковом понимании задания, поскольку подобным анализом мы как второкурсники занимались впервые и не всегда понимали, что именно от нас требуется. не раз совещались с руководителями, и здесь самое время и место поблагодарить их за проявленное внимание и чуткость.

Особое внимание в анализе мы уделяли цитатам. Фильтруя необходимые категории в таблице, мы копировали слова информантов и оформляли их в презентацию для подкрепления находок, которые обнаружили. В начале с коллегами-второкурсниками снова запутались - так как исследование было не количественным, а качественным, дорога к обобщениям и нахождению трендов нам была строго запрещена. Из-за таких неурядиц формулировку выводов тоже приходилось менять не раз.

Другие ребята тоже были заняты каждый своей темой - “Гендерная разница в представлениях подростков о романтических отношениях и сексуальном дебюте”, “Употребление алкоголя подростками: роль сверстников и родителей”, “Буллинг и кибербуллинг в подростковой среде”... И тоже - деревья, кодирование, цитаты, Excel...

Представление результатов - приготовленное, лежит на столе!

Еще одним этапом можно назвать представление результатов проекта, которое состоялось 27 июня на конференции. О том, как прошла конференция, можно читать в нашем предыдущем материале.

Послевкусие

Несмотря на то, что проектная группа стала для меня и для моих коллег трудоемким и достаточно времязатратным делом, сложно поспорить с тем фактом, что мы многому научились. Благодаря полевому этапу мы умеем проводить опросы, находить выход из непростых ситуаций в случае отсутствия организации, находить общий язык с подростками и преподавателями - а на деле почти с кем-угодно. Благодаря интервью и общению с учащимися колледжей на сенсетивные темы, разговорить человека для нас теперь - не проблема, появилась адекватная уверенность в своих силах. Ушел абсолютно страх поля. Транскрибирование научило нас быть усердными и выдерживать долгое время однообразной работы, а кодирование дало понять, на какие вещи уместно обращать внимание, как оформлять длинные интервью со множеством реплик и важных моментов, и вообще благодаря этому анализу мы теперь знаем, как прорабатывать подобные материалы, пусть это давалось не всегда легко. Повторюсь вновь, что Арина, тогда, в далеком 2018 году, не обманула, а подсказала единственно верный путь - благодаря этой группе все принимавшие участие в практике имеют опыт реальной работы с реальными людьми и реальными данными. А это - в том числе именно то, зачем люди приходят в высшее образование - попробовать свои силы чтобы понять, на что способен.